13 заметок с тегом

Xendz-консультант

Спик зэ лэнгвидж, или Профессионал как консультант

25 июня 2012, 21:02
Начну с душераздирающей истории про совещание, написанной Алексеем Березиным (получена по почте, не помню уже от кого; оригинал тут ).


Совещание

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.
— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?
— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?
Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:
— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.
— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.
Леночка покрывается краской и смущенно улыбается. Она недавно закончила экономический, и к дизайну имеет такое же отношение, как утконос к проектированию дирижаблей.
— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?
— Нет, — говорит Петров.
— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.
— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…
— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.
— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.
— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.
Петров осознает, что переборщил с образностью.
— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.
— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.
Петров молча проклинает свою болтливость.
— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.
Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.
— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?
— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.
Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.
— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?
Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.
— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?
— Знаю.
— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?
— Нет, не надо.
— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.
Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.
— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?
— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы? 
— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…
— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия? 
— Да, но…
— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?
— Разумеется, но…
— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте. 
— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.
— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..
— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.
— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.
Морковьева начинает просматривать свои бумаги.
— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.
— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..
— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.
Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:
— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.
— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.
Петров придвигает к себе листок бумаги.
— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?
Морковьева утвердительно кивает головой.
— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?
— Ну-у…
— Да, она перпендикулярна.
— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.
— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..
Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:
— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.
Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо. 
— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да. 
— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…
— А можно мне ручку? — просит Морковьева.
Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.
— А если так?..
Петров вздыхает.
— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.
Морковьева поджимает губы. 
— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.
— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.
Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.
— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…
— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.
— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.
— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.
— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…
— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…
— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.
— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?
— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?
Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.
— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?
— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана. 
— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?
Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.
— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров. 
— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?
Морковьева кивает.
— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?
— Геометрия, — со вздохом говорит Петров. 
— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.
Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.
Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:
— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.
— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!
Петров устало изрекает:
— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?
— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.
— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?
— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.
— Можно одну линию изобразить в виде котенка?
Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:
— Что?
— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…
— Нет, — говорит Петров.
— А почему?
— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.
— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…
— Да все равно, — качает головой Петров.
— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.
— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет». 
— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно. 
— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?
Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.
— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.
Недозайцев хлопает ладонью по столу.
— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?
— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?
— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.
Недозайцев удовлетворенно кивает.
— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..
— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?
— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.
— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?
— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.
— Он красный, — поясняет Леночка.
Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.
— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.
— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…
— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем. 
— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.
— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!
Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.
— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..
Петров вздыхает.
— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.


Текст смешной и злой, ситуация узнаваемая и вызывающая немедленный отклик в душе любого профессионала, который сталкивался с чем-либо подобным. Ну, то есть — вообще любого профессионала.

Хочется немедленно выразить всяческое сочувствие и солидарность. И с автором, и с Петровым. Ну, ведь и в самом деле: вот сидит перед вами человек, которого вы сами считаете профессионалом высокого класса, — ну зачем вы ему мозги-то пудрите, почему вы его мнению не доверяете?! Сказал «невозможно» — значит, невозможно. Точка.

Но медаль, как обычно, оказывается немёбиусовой. И с другой ее стороны ситуация выглядит так.

Заказчик (внешний или, как в данном случае, внутренний) никогда не является действительно клиническим идиотом. У него есть задача, которая, вероятнее всего, не лишена смысла. (Эта задача может быть политической, а не содержательной, и тогда профессионалу, возможно, нужно просто отказаться от ее решения. В том случае, если заказчик одновременно и работодатель, выбор может свестись к «делать либо уволиться». Иногда стоит уволиться ради своей репутации профессионала, а иногда стоит сделать — ради всех прочих благ, которые дает эта работа. Решение целиком ситуативно.) Первый шаг профессионала к конструктивному взаимодействию — принять за аксиому, что смысл у задачи есть (почти) всегда, и действовать исходя из этого.

Итак, задача профессионала — понять, чего на самом деле хочет заказчик, то есть смысл задачи. Если вы его не поняли — это, скорее всего, ваша проблема. И я сейчас не про шкурные вопросы (хотя, конечно, заказчик платит, а потому музыку заказывает он же), но про то, что каждый профессионал должен уметь быть консультантом в своей области. Это означает не только экспертные познания и экспертную позицию по отношению к ситуации, но и умение перейти на язык заказчика. Кстати, сам по себе переход на язык клиента чаще всего помогает лучше понять его картину мира и его потребности. Может быть, Недозайцева устроила бы зеленая краска, которая становится красной при высыхании? :)

В качестве вольной иллюстрации на эту тему — одна очень бородатая история:


Разговор пользователя (П) и инженера службы поддержки (И)

И: Что у вас случилось?
П: У меня идет дым из блока питания.
И: Вам необходимо заменить блок питания.
П: Не может быть! Мне нужно просто поправить какой-то файл!
И: Помилуйте — у вас неисправный блок питания! Он должен быть заменен!
П: Ни за что. Мне сказали, что нужно добавить какую-то команду в autoexec.bat или config.sys. Вы мне только скажите,какую — вы же профессионал!

В пререканиях проходит десять минут. Пользователь уверен в своей правоте. Инженер измотан.

И: Ну, да, хорошо... мы обычно не говорим этого нашим клиентам, но существует недокументированная команда DOS, которая решит вашу проблему.
П: Вот! Так я и знал!
И: Добавьте команду LOAD NOSMOKE.COM в конце файла CONFIG.SYS, перезагрузите компьютер и сообщите мне о результатах.

Проходит еще десять минут.

П: Не помогло! Дым все равно идет.
И: Какая у вас версия DOS?
П: А что это?

Десять минут уходит на то, чтобы по шагам выполнить процедуру определения версии MS DOS. Оказывается, что у пользователя установлена версия 6.22.

И: А-а-а! Вот в чем дело. Это слишком старая версия. Вам необходимо обратиться в службу поддержки Майкрософт. (С облегчением выдыхает и вешает трубку.)

Спустя час — звонок.

П: Знаете, мне нужен новый блок питания.
И: Э-э... А как вы пришли к этой мысли?!
П: Я позвонил в Майкрософт, и они стали расспрашивать меня о том, кто производитель моего блока питания.
И: И что?
П: Выяснилось, что у меня устаревшая модель, не совместимая с драйвером NOSMOKE.


Так что в заголовке не опечатка, все верно: не консультант как профессионал, а профессионал как консультант:).

Deadline is deadline!

29 сентября 2008, 11:41
Когда-то меня эта картинка привела в восхищение, и я потом долго пытался ее найти, но это все никак не удавалось... Однако, видимо, многие вещи во Вселенной неслучайны и происходят неспроста: именно теперь, после нескольких недель, прошедших «под знаком дедлайна», эта картинка вдруг нашлась сама собой (не в очень хорошем качестве, правда, но это уже мелочи):

Deadline is deadline!


Повесил у себя над столом...
Xendz-айтишник   Xendz-консультант   фан с умыслом

Сила простоты

28 сентября 2008, 20:24
Старый текст, который когда-то очень меня порадовал (а то носятся все с этим японским экономическим чудом, панимаиш...:)).
Рассказываю со слов знакомого, работающего в Японии. История произошла с его товарищем, в одной из хай-тек коpпоpаций. Назовем его Андреем. Занимается он там расчетом всяких показателей эффективности внутренней деятельности компании. Японцы за это его побаиваются и недолюбливают. Скорее даже не за то, чем он занимается, а за то, как он этим занимается: парень снимает 30-метpовую кваpтиpу (очень много по их меркам), времени проводит на работе в полтора pаза меньше местных тpудоголиков (т. е. в полной pасслабухе) и пpи всем этом слывет у начальства дико полезным.

Надо сказать, что японцы просто сдвинуты на всяких методиках организации тpуда, научных подходах к управлению и всяких там инициативах изнутри. И вот в подразделении, отвечающем за здоровье персонала, кто-то вдруг додумался, что при посещении туалета честный японец подвергается страшной угрозе. Оказалось, что как бы он ни мыл pуки до и после туалета, в самой кабинке при запирании двери он хватается за ручку, которую до него потрогали уже не очень стерильными pуками. Угрозу оценили по достоинству. За инициативу дали пpемию, вычислили круг компетентных и заинтересованных (это оказалась вся компания) и устроили конкурс проектов по решению данной проблемы.

Целый месяц в недрах различных рабочих групп (в нерабочее, естественно, время) зрели идеи. Провели пpедваpительную фильтрацию, объединили схожие решения и устроили слушание по выбору концепции. Слушание проходило как положено: в большом зале при куче народа с микрофоном и слайдами на экpане.

Каких только pазнообpазных предложений не породили японцы! Одни предлагали запорное устройство с двумя ручками (одна для грязных pук, другая — для чистых). Другие предлагали кнопки со сменными салфетками. Третьи — каждому выдать по персональному pадиобpелоку (как от автомобильной сигнализации), да еще чтобы pадиоупpавлять можно было чем угодно... Hо всем понравилось другое решение. Оно было сложное, дорогое, но оч-ч-ч-чень технологичное. Замок должен быть электрический, управляемый компьютером. В туалете вешается камера, у двери ставится датчик движения ближнего радиуса. По данным с датчика и камеры компьютер понимает, что в туалете не только есть тело, но что оно, к тому же, входит или выходит. Решение было супеp. Правда, пришлось бы немножко удлинить кабинки за счет коpидоpа, чтобы исключить случайные срабатывания датчика движения, ну и решить ряд этических проблем.

В общем, на финал этого заседания после очередного пеpеpыва заглянул Андрей. Японцы напряглись — и правильно. Пришло время выбирать. Тут все покосились на Андpюшеньку. Ему ничего не оставалось, как выступить:  

— Я очень сожалею, что не присутствовал в начале слушания, — может, тогда бы у меня не было вопросов... Поэтому заранее хочу извиниться... Hо, как я понял, задача в том, чтобы человек изнутри не запирал рукой дверь тем же устройством, которым другой ее отпирал. Так?.. А pаз так, то сделайте устройство для ноги.

Японцы оцепенели! Прошла долгая минута. Понимая, что его не понимают, Андpюша начал пояснять.

— Hу, вставьте в дверь педаль и соедините ее тросом с замком. Один раз нажал — закрылась, другой pаз нажал — открылась.

Тишина.

— Hу, хорошо, если не хотите механическое решение, сделайте большую кнопку для ноги. Повесьте ее на стену. Или положите на пол. Наступил — электpозамок закрылся, еще pаз — открылся.

Абсолютная тишина.

— Ладно. Если вы хотите автоматики, положите у двери ковpик, а уже под него эту кнопку. Вошел человек — нажалась. Выходит — нажалась опять.

Андpюша ждал минуту. Все подавленно молчали. И тут он уже не сдержался.

— Hу, если вы так уж хотите новых технологий!.. Сделайте ковpик с распознаванием веса! Пусть он по радиосвязи сообщает центральному компьютеру вес облегчения, компьютер по радио открывает дверь, а заодно вычисляет объем воды, которую надо пролить в унитазе!

Поклонился и ушел.

P.S. Проект похоронили. Судя по всему, расстроил он их сильно.
Xendz-консультант   просто Xendz   фан с умыслом

Книга жалоб и предложений (КЖИП)

4 сентября 2008, 18:50
Вчера я очередной раз почистил комментарии от спама... При этом есть вот какое любопытное наблюдение: спам появляется далеко не во всех заметках. Сначала спамерские роботы «долбятся» в какую-то одну; проходит неделя-две — обнаруживают еще одну; и так далее. Такое чувство, что остальные статьи они до поры до времени не видят.

Закрывать возможность оставлять комментарии из-за спамеров — обидно. Но если не закрывать, список «разведанных» статей разрастается — и процесс чистки становится громоздким и утомительным. В связи с этим я нашел вот такое компромиссное решение:
  1. По умолчанию любая заметка открыта для комментирования до тех пор, пока про нее не пронюхает чей-нибудь спам-робот.
  1. Есть одна заметка, которая остается открытой всегда, даже несмотря на спам: «Книга жалоб и предложений» (то есть данная заметка) — КЖИП.
  1. Комментирование заметки, адрес которой оказался в распоряжении спам-роботов, блокируется, но там размещается ссылка на КЖИП. С этого момента комментарии к этой заметки можно оставлять в КЖИПе. По мере сил, возможности и наличия желания я буду переносить эти комментарии по целевому адресу.
Проще чистить от спама одну заметку, чем несколько сотен. Ну, и заодно будет «курилка» для обсуждения всякой всячины...

Итак, добро пожаловать в «Книгу жалоб и предложений»! :)

Вести с полей

14 августа 2008, 22:06
Нечаянный каламбур с клиентской встречи: «Тяжелые условия оплаты труда».
Xendz-консультант   фан из жизни

Парето + Паркинсон

23 мая 2008, 15:50
80% работы делаются в последние 20% отведенного времени.
Высказывание рождено и прислано коллегой. На мой взгляд, объединяет две простых и гениальных мысли в одну еще более простую и сногсшибательно гениальную:).

Высший пилотаж проектного управления

29 марта 2008, 15:27
Рассказывают, что отец кибернетики Норберт Винер отличался феноменальной рассеянностью.

Однажды он и его семья переехали в новый дом. Утром первого дня на новом месте жена Винера, зная о рассеянности супруга, написала новый адрес на листе бумаги и настояла на том, чтобы он положил этот лист в свой портфель.

По дороге в институт Винера посетила многообещающая идея, и, выхватив из портфеля первый попавшийся лист бумаги, он погрузился в выкладки. Идея не сработала, и исчерканный лист был порван на куски и выкинут...

Вечером Винер не спеша отправился домой. Придя на старое место жительства и с удивлением обнаружив, что дом наглухо заперт, Винер вспомнил про переезд и про листок с адресом. Листок в портфеле он не нашел (ибо именно его, покрыв формулами, он отправил в урну), а вспомнить адрес не смог. Заметив девочку, играющую неподалеку, он подошел к ней и сказал: «Прости, пожалуйста, меня зовут профессор Винер. Мы с семьей жили в этом доме, но вчера мы переехали... Может быть, ты знаешь, куда?» Девочка подняла на него глаза и сказал: «Папа, мама так и подумала, что ты потеряешь бумажку с адресом!»
Один из моих коллег, выслушав эту историю, заметил, что на нее можно смотреть как на забавный анекдот, а можно — как на блестящую демонстрацию одного из ключевых навыков проектного управления — умения вычислить все места, «где тонко», и сделать так, чтобы «там не порвалось». Я тут же вспомнил еще один вдохновляющий образец такого навыка (я бы даже сказал — возведенного в ранг искусства) — фильм «Афера» (The Sting) с Робертом Редфордом и Полом Ньюменом (оч-чень рекомендую!).
Xendz-консультант   фан из жизни   фан с умыслом

Искусство менеджмента, или Управление без опоры на власть

17 марта 2008, 12:44
Деревня. Утро. Отец будит сына:
— Вставай, пошли косить!
— Батя, не надо косить, все равно не получится...
— Так, я что сказал?! Вставай немедленно и пошли косить!
Ладно, делать нечего, сын встает, берут косы и идут в поле. Приходят, отец начинает косить, сын говорит:
— Батя, у меня коса тупая, я схожу домой, наточу.
— Ну раз такое дело — иди.
Сын идет домой и говорит матери:
— Мам, батя сказал, чтоб ты сварила пельменей и купила водки!
— Ну, раз батя сказал — значит, сейчас сделаю. — Мать ставит вариться пельмени.
Сын ставит косу на место, идет обратно в поле и говорит отцу:
— Бать, мамка там пельменей сварила и водки купила — говорит, чтоб мы домой шли!
— А, ну раз так — пошли!
Идут домой. Тем временем мать сварила пельмени и ушла в магазин за водкой. Отец и сын приходят домой, смотрят — пельмени сварены, ни водки, ни матери нет. Отец, ничего не понимая, говорит сыну:
— Матери нет, водки нет... Что же за пельмени без водки? На деньги, иди купи!
Сын идет за водкой и по дороге заходит к соседу. Говорит:
— Дядь Миш, батя узнал, что вы с матерью любовники, хочет вас убить...
Сосед испуганно:
— Вот, блин!.. На тебе денег, только отмажь меня перед батей своим...
— Ладно. — Берет деньги, идет в магазин, покупает водку, приходит домой и говорит отцу:
— Бать, там сосед просил помочь поросенка зарезать...
— А, ну, раз просил — значит, надо помочь! — берет топор и идет к соседу.
Сосед смотрит в окно, видит — идет батя с топором. «Ну, — думает, — не отмазал сынок...» Прыгает в окно и прячется в кукурузном поле. Отец приходит, смотрит — соседа нет, свинья по двору бегает, он ее зарубил и пошел обратно. В это время мать приходит из магазина, а сын ей говорит:
— Мам, батя узнал, что вы с соседом любовники! Взял топор и ушел...
Мать смотрит в окно и видит мужа с окровавленным топором. «Все, — думает, — хана мне!» Прыгает в окно и прячется в кукурузном поле.
Отец приходит домой и говорит сыну: 
— Блин, что такое? Матери нет, соседа нет, где их всех черти носят?!
— Да они там, в кукурузном поле, кувыркаются!
— Что-о-о??! — ревет отец, хватает топор и убегает в кукурузное поле...
Сын садится за стол, наливает себе водки, накалывает на вилку пельмень и, глядя на кукурузное поле, философски произносит: «Эх, батя, батя... Говорил же я тебе, что косить сегодня не получится».

КПЭ в действии: в шутку и всерьез

28 февраля 2008, 15:24
КПЭ — ключевые показатели эффективности (они же Key Performance Indicators — KPIs) — простое и потому красивое понятие: скажем, если вы поставили (для простоты — перед собой) цель, вам нужен способ определить, насколько вы к ней приблизились. КПЭ по сути и представляет собой такой измеритель — это индикатор эффективности продвижения к цели, выраженный некоторым правилом, обычно позволяющим получить числовое значение. На этом уровне идея проста до банальности: если внимательно присмотреться к окружающей действительности, окажется, что мы используем КПЭ не реже, чем говорим прозой:).

Сложные инструменты зачастую оказываются капризными, начинают сбоить и бастовать. КПЭ и в этом смысле простой инструмент — как молоток, он работает всегда. Но, как и молотком, им можно забивать гвозди, а можно отбивать пальцы. Именно поэтому КПЭ входят как составная часть в концепцию сбалансированных показателей (Balanced Scorecard): обычно цель не бывает единственной и  абсолютной — она сопровождается некоторыми ограничениями или условиям («сделать это, не разрушив того и не выйдя за пределы этого»). Если сосредоточиться на одной цели и отключиться от контекста, можно получить обескураживающий, а то и разрушительный результат. Сосредоточившись на тактических целях, можно угробить стратегию; зациклившись на стратегической высоте, можно запросто увязнуть в болоте, проворонив необходимость тактического маневра; и так далее. С другой стороны, контекст не может быть бесконечно широким — в умении правильно ограничить его и состоит искусство менеджера (нельзя учесть все на свете).

А теперь приведу несколько ярких забавных историй на эту тему. Они поучительны — в том смысле, что похожие ситуации, только в более завуалированном виде, попадаются нам в жизни сплошь и рядом.

Картинка первая, сказочная: тридесятое царство, давным-давно

К скорняку пришел купец и принес с собой шкуру. 

— Скажи мне, друже: можно ли из этой шкуры скроить две шапки?

— А что ж нет — можно...

— Лады, оставляю тебе шкуру.

— Приходи через неделю.

Выходя, купец остановился в дверях, задумался и сказал:

— Скажи: а можно ли скроить из нее три шапки?

— Ну отчего ж нельзя... Можно.

— Лады, тогда пусть будет три шапки.

На этом купец вышел.

Однако недели не прошло: вечером купец снова появился у скорняка.

— Я тут подумал... А может быть, из этой шкуры можно скроить четыре шапки?

— Можно и четыре.

— Лепота!.. Пусть будет четыре шапки.

...Как несложно догадаться, на этом история не закончилась: всю неделю купец наведывался к скорняку, а заказ все рос и рос...

Наконец, настал день сдавать работу. Купец пришел к скорняку, и тот неторопливо выложил перед ним на стол 21 шапочку. Каждую из них нельзя было надеть даже на детский кулачок.

Так сработал КПЭ.

Картинка вторая, историческая: Англия, XVII век

Жил-был в Англии ученый по имени Роберт Гук (1635-1703), которого большинство из нас помнит по школьному закону Гука (про то, что чем сильнее тянешь, тем сильнее сопротивляется:)). Это далеко не единственный открытый Гуком закон — в его арсенале несколько сотен открытий в самых разных областях науки. По мере того как я узнавал о его достижениях, у меня крепли два чувства: восхищение и удивление. Меня восхищал кругозор этого человека и удивляла некоторая беглость, поверхностность его открытий, как будто у него не хватало времени довести работу до конца... А потом мне попала в руки прекрасная книга В. И. Арнольда «Гюйгенс и Барроу, Ньютон и Гук» (М.: «Наука», 1989), по прочтении которой все встало на свои места:
Гук был небогатым человеком и начал свою деятельность в качестве ассистента у Бойля (который теперь всем известен благодаря открытому Гуком закону Бойля — Мариотта), т. е., попросту говоря, лаборантом. Впоследствии Гук стал работать в только что образованном Королевском обществе (т. е. английской академии наук) в должности куратора. Обязанности куратора Королевского общества были весьма нелегкими. Согласно контракту, он должен был на каждом заседании Общества (а они происходили еженедельно, кроме времени летних каникул) демонстрировать три или четыре опыта, доказывающих новые законы природы.

На посту куратора Гук находился в течение сорока лет и все это время тщательнейшим образом исполнял свои обязанности. (с.7)
Как видим, КПЭ сработал:).

Картинка третья, актуальная: Россия, XXI век

...представители Центральной избирательной комиссии подтвердили, что победа Медведева будет выгодна им с финансовой точки зрения. Деньги, выделенные на проведение второго тура голосования, вместо этого пойдут на премии сотрудникам, сообщил Центризбирком. На второй тур выборов ассигнован миллиард рублей — это примерно 40,6 млн долларов, пишет The Wall Street Journal.

По словам официальных лиц, впервые данные средства могут быть пущены на выплату премий. В прошлом неиспользованные фонды уходили на такие нужды, как лечение больных раком детей.

NEWSru.com, см. также Wall Street Journal
Поскольку до выборов осталось очень мало времени и уже наступил тот момент, когда публикация прогнозов запрещена, я воздержусь от предположений о том, сработает ли КПЭ в этот раз;).

Две лошадиных задницы

25 декабря 2007, 12:41
Американские космические челноки снабжены твердотопливными ускорителями (попросту говоря, двигателями) диаметром около 5 футов. Конструкторы хотели бы сделать эти двигатели больше, но не смогли. Почему?

Дело в том, что эти ускорители производятся на заводе компании Thiokol в штате Юта и доставляются на космодром по железной дороге, проходящей по узкому горному туннелю, ширина которого по сути определяется шириной железнодорожной колеи — 4 фута 8,5 дюйма. Возникает вопрос: откуда взялось это расстояние между рельсами — 4 фута 8,5 дюйма?

Оказывается, первые железные дороги в США строили английские инженеры — они и позаимствовали английский железнодорожный стандарт. На английские железные дороги этот стандарт был, в свою очередь, перенесен с английских трамваев, которые унаследовали это значение от конки. Однако почему длина оси конки составляла 4 фута 8,5 дюйма?

Вагоны конки изготавливались с помощью тех же лекал и инструментов, что и кареты, поэтому длина их оси совпадала с каретной. А почему кареты имели ось такой длины?

Дело в том, что при такой длине оси каретные колеса попадали в глубокие колеи на старых дорогах Англии. При другом значении кареты часто выходили бы из строя. Однако почему колеи на английских дорогах оказались выбиты именно на таком расстоянии — 4 фута 8,5 дюйма?

Первые дороги на длинные расстояния в Европе (и Англии) строились Римской империей. Ширина колеи делалась такой, чтобы по ней могли легко передвигаться римские боевые колесницы, длина оси которых была... совершенно верно — 4 фута 8,5 дюйма! Но чем определялась эта длина?

В боевую колесницу обычно запрягалась пара лошадей, и 4 фута 8,5 дюйма — это как раз удвоенная ширина лошадиного крупа. Делать ось короче неразумно, потому что колесница становится менее устойчивой, а при большей длине оси повышается риск поломки (например, при встречном разъезде).

Вот и ответ на самый первый вопрос: даже теперь, когда человечество вышло в космос, его наивысшие технические достижения напрямую ограничиваются размером лошадиной задницы две тысячи лет назад.
P.S. В поисках первоисточника этого замечательного текста я докопался до статьи на сайте отделения IEEE в Хантсвилле. Оказывается, всё всерьез.
Ctrl + ↓ Ранее