Википедия-1973, Кармагеддон-1982 и другие

6 августа 2008, 12:17
Цитата из лемовской «Экстелопедии Вестранда», вызывающая стойкие ассоциации с «Википедией», заставила меня вспомнить собственное изумление по поводу куска из другого произведения Лема — романа «Осмотр на месте»:
Мой новый знакомый так со мной подружился, что я зову его просто Киксом. Он привел меня в социомат, на наглядную лекцию по истории. Аппарат настраивают на любое общество, с параметрами, скажем, романтическими или средневековыми, и управляют им — обычно на пару. Один игрок правит, второй играет за управляемое общество. Впрочем, играть в моделируемую историю могут и несколько человек, заведуя партиями, армией, средним сословием и так далее. Выигрывает тот, кто получает перевес к концу получасового сеанса. Все это, вместе с общественными движениями, протекает с тысячекратным ускорением, и нужна порядочная сноровка. Я был императором, а Кикерикс предводителем масс. Он сверг меня с трона за пять минут, включив себе сильную харизму. Напрасно я пытался помешать ему эдиктами, а видя, что дело плохо, сделал решающую ошибку, снизив подати. Теорию надобно знать. Устранение нужды немедленно ведет к непомерному росту аппетитов и угрожает волнениями более опасными, чем при нищете. Социоматика — непростое искусство. Я не знал, например, что отсутствие нехваток — вовсе не плюс, а ноль и что всего важнее невидимые параметры, особенно параметры переживаний. Чем выше ты стоишь в общественной иерархии, тем меньше ощущаешь беды своей эпохи, катаясь как сыр в масле, но еще важнее может оказаться то, чего увидеть нельзя. Наблюдаемые величины не равняются переживаемым: к примеру, для аристократки неприглашение на придворный бал будет таким же несчастьем, как для бедной поселянки — отсутствие хлеба для детей. Это, казалось бы, общеизвестно, но лишь у кормила социомата можно убедиться в этом на собственной шкуре. И правда, удивительная игра, ведь общество ведет себя как живое; можно влиять на него, формировать общественное мнение, успокаивать обещаниями, но в меру и лишь до времени, ибо общество помнит все и реагирует по-своему. К тому же исторические игру бывают разной степени сложности. После включения научно-технической революции либо совершенно размягчается, либо, напротив, отвердевает, — чертовски трудно балансировать посередке.

<...>

По совету своего наставника я посетил автоклаз. Это огромное сферическое здание, похожее на велодром. В огромном подземном паркинге ты выбираешь машину, затем по пандусу въезжаешь на обычную городскую площадь, под открытое небо. Там разрешено все — таранить другие машины, гоняться за пешеходами, усеивая трассу трупами и разбитыми автомобилями, и даже въезжать в дома, которые с грохотом рассыпаются в груду обломков, вздымая тучи известковой пыли. Не знаю, как делают эти миражи, но ощущение реальности происходящего просто потрясающее. Некоторые клиенты, говорят, не выходят из автоклазов, испытывая ужас при мысли о возвращении под опеку этикосферы, настолько она им осточертела. Имеются также дебоширни другого типа — там можно безнаказанно убивать, грабить и мучить кого угодно до сотого пота и до потери дыхания, но мне что-то не захотелось.
На мой взгляд, это весьма точное описание «Кармагеддона» и «Цивилизации» глазами начинающего, но пытливого игрока... Одно «но»: это было написано в 1982 году. «Тетрис», ставший, пожалуй, первой действительно массовой компьютерной игрой, был создан тремя годами позже.

Как правильно заметил некто PDmitriy в комментариях по приведенной выше ссылке, «вот где идеи для стартапов надо искать»!
Поделиться
3 комментария
Winnie Pooh
Ну так! Читайте Лема! Ну и сказки тоже. Все, что хочется создать, будет создано. Если хочется очень, то будет создано очень скоро.

Кстати, «Цивилизация» все же слабовата. Из исторических игрушек мне понравилась больше всего «Европа»: отсутствие суеты, неплохая модель, симпатичная музыка.
Xendz
Одно дело — хотеть, другое дело — облечь хотение в конкретные образы и попутно просчитать наиболее вероятные последствия. Между одним и вторым — пропасть. (Которая, к слову, становится особенно очевидна в IT-проектах. Одно из моих любимых изречений: «То, что пользователь говорит о своих желаниях, — не совсем то, что он о них думает, и совсем не то, чего он хочет на самом деле». (c) Алистер Коберн.) Станислав Лем — один из немногих, кто умел эту пропасть преодолевать (причем не рассказывать, что преодолел, — этим-то грешили многие, — а именно преодолевать).
Winnie Pooh
Задача просчитать последствия просто до ХХ века не ставилась. Мир (относительно наших возможностей) был бесконечно большим буфером.
Xendz
Я бы сказал чуть иначе: эта задача до XX века не осознавалась. И в сказках, и в мифах ее зачастую ставили и решали неосознанно — конечно, не в контексте мира в целом, но в контексте «тридевятого царства».
Xendz
В связи с тем, что эта заметка попала в поле зрения спам-роботов, ее комментирование пришлось закрыть :(.
Xendz
Если у вас возникло желание оставить свой комментарий, воспользуйтесь «Книгой жалоб и предложений». Я постараюсь найти время, чтобы перенести его сюда.